Главное менюКатегории

г. Москва, ул. Кооперативная, д.4,

корп.9, под.2, цокольный этаж.

email: info@icon-art.ru

+7 (495) 642-55-16, +7 (800) 333-00-37

 

НОВОСТИ

Иконописные курсы при нашей мастерской не только продолжают набор учащихся в разные группы, но и расширяют границы...

Подробнее

Сотрудники и учащиеся иконописных курсов при мастерской Екатерины Ильинской посетили Свято-Троицкую Сергиеву Лавру...

Подробнее

Иногда мы видим, как люди несут в храм цветы, чтобы украсить ту или иную икону...

Подробнее

Варвара Илиопольская, великомученица

Святая великомученица Варвара родилась в г. Илиополе (нынешней Сирии) при императоре Максимине (305-311 гг.) в знатной языческой семье. Отец Варвары Диоскор, рано лишившись своей супруги, был страстно привязан к своей единственной дочери. Чтобы уберечь красивую девушку от посторонних взоров и вместе с тем лишить ее общения с христианами, он построил...  Далее...

Святая Вмч. Варвара Илиопольская

Алексий (Кротенков), иерей, священномученик (1930)

Дни празднования в 2017 году:

Смотреть иконы святого Алексия Кротенкова

Житие

Алексий Петрович Кротенков (1878 - 1930), священник, священномученик Память 5 апреля, в Соборе Екатеринбургских святых и в Соборе Новомучеников и Исповедников Церкви Русской Родился в 1878 году в селе Неклюбка Верещагской волости Суражского уезда Черниговской губернии (ныне село Неглюбка Ветковского района Гомельской области, Белоруссия) в семье крестьянина. В 1902 году окончил Приснянскую учительскую школу и, выдержав экзамен, поступил работать учителем в церковно-приходскую школу в селе Неклюбка. По окончании Пастырских курсов в Москве 13 марта 1911 года был рукоположен во священника. Принят на службу в Тобольскую епархию и 27 мая 1911 года определён в новообразованный переселенческий приход поселка Ушкепского Туринского уезда Тобольской губернии (с 1914 года - Торлинский приход). Как заведующий и законоучитель Ушкепской церковной школы "за усердное и аккуратное отношение в 1912/13 учебном году к исполнению своих обязанностей" удостоен архипастырского благословения с выдачей грамоты. 30 мая 1915 года был переведен в Петропавловский храм села Романовского Тобольского уезда (в начале 1920-х годов село было переименовано в Нижне-Романовское). После октябрьского переворота село было местом ссылки для многих пострадавших от советской власти. Отец Алексий старался поддерживать административно-ссыльных, оказывал им материальную и духовную помощь. В 1927 году в течение недели укрывал у себя священника Анатолия, бежавшего с места ссылки из Сургутского района Тобольского края. Отец Алексий снабдил его деньгами и продуктами, дал сопроводительные письма и отправил в другой приход. В письмах он просил каждого священнослужителя помогать ссыльным. В 1929 году переведен в храм во имя Святителя Николая в селе Ницинском Ирбитского округа Уральской области. В 1925 году церковь в селе была захвачена обновленцами, но, благодаря настойчивому неприятию их верующими села, храм снова перешел к православным. Приход был большой, в него входило 5 деревень: с. Ницинское, д. Еремино, деревни Чувашево, Чусовитино, Елшинотец. Верующих числилось 2160 человек. В 1929 году вовсю шла насильственная коллективизация и "ликвидация кулака как класса". Многие крестьяне оказывали сопротивление, распродавали имущество, уезжали в город и даже совершали самоубийства. Верующие люди обращались за советом к священнику. Отец Алексий по поводу коллективизации говорил: "Крестьяне год от года нищают, пахотная земля передана в руки лодырей и обрабатывается плохо. Крестьянство как свободное сословие исчезает и превращается в стадо животных, попадает в кабалу еще более страшную, чем крепостное право... " В колхозы своих прихожан батюшка вступать не благословлял. В проповедях он называл коллективные хозяйства "богопротивными, в которых собрались безбожники, богохульники и хулиганы". На квартире Некрасова собирались административно-ссыльные и обсуждали свои проблемы. Отец Алексий рассказывал о положении крестьян, о гонениях на веру, говорил, что "крестьян разоряют только за то, что они хорошо сумели поставить свое хозяйство". Осенние заготовки оказались в 1929 году в Ирбитском районе сорванными. Власти обвинили в этом духовенство. В октябре 1929 года отец Алексий был арестован и приговорен к двум неделям принудительных работ в Ирбите. Через две недели вернулся в село Ницинское. В конце 1929 года власти в селе Ницинском приняли решение закрыть храм. После того, как все обязательные платежи были приходом уплачены, а один налог даже дважды, сельсовет потребовал уплаты дополнительного страхового платежа в сумме 524 рубля. Поскольку заплатить такую сумму для прихода было непросто, отец Алексий послал старосту храма к благочинному, чтобы тот посоветовал, как поступить. Благочинный направил старосту в Ирбитский финансовый отдел, заметив, что в любом случае налог нужно будет платить, но надо справиться о порядке платежа в финансовом отделе. Староста передал благочинному и слова настоятеля храма, что даже в случае отказа прихожан платить налог, как несправедливый и непосильный, отец Алексий решил все же церковь не отдавать, остаться в храме с некоторыми прихожанами, пока не выяснится дело, а до тех пор всеми силами охранять храм от захвата его безбожниками. Благочинный на это ответил, что налог, конечно, нужно будет платить, надо делать усиленные сборы, а храм пока можно охранять. Побывав у районного прокурора и в районном финотделе и взяв справки, суть которых заключалась в том, что налог необходимо заплатить, и получив разрешение районного исполкома на созыв приходского собрания, староста возвратился в село. На заседании церковного совета староста рассказал о своем посещении благочинного и местных властей. Отец Алексий на это заметил, что если не удастся собрать требуемую сумму с помощью добровольных пожертвований, то и в этом случае храм все же не следует отдавать - лучше умереть за веру православную, но не отдать святыни на поругание. Церковный совет постановил собрать сразу же после праздника Рождества Христова общее приходское собрание, на котором верующие должны будут решить, смогут ли они заплатить еще один налог. Во время служб перед праздником Рождества Христова священник стал настоятельно просить верующих, чтобы они пришли на общее собрание, так как решается судьба их приходского храма - будет ли в нем продолжаться Богослужение или он будет закрыт. 8 января 1930 года на собрание в храм пришли пятьсот двадцать пять человек; оно проходило в присутствии председателя сельсовета и местного милиционера. Староста сообщил, что в церкви был произведен ремонт, два раза была выплачена страховка, потом от храма потребовали уплаты третьей страховки в 524 рубля, но сегодня, буквально сейчас, председатель сельсовета объявил ему, что платить нужно не 524, а 1196 рублей. Прихожане, услыхав эту цифру и узнав про третью страховку, стали выкрикивать: "Откуда нашли третью страховку?!" Стали раздаваться крики, что вопрос должен быть поставлен на голосование. И староста предложил поднять руки тем, кто против уплаты третьей страховки. Собрание проголосовало единогласно против. Сразу же после голосования председатель сельсовета и милиционер покинули церковь, и отец Алексий, обратившись с амвона к прихожанам, сказал: "Братья и сестры, завтра будет служба, приходите все обязательно". Был написан протокол собрания, и староста отправился с ним в сельсовет, где сразу же был арестован; отец Алексий и часть прихожан остались на ночь в храме. Утром председатель сельсовета и милиционер, взяв с собой старосту, пришли в храм. В это время заканчивалась утреня; на службе присутствовало около двухсот человек, преимущественно женщин. После окончания утрени, перед тем как начаться Литургии, милиционер громко всем объявил, что поскольку группа верующих отказалась от уплаты налога, церковь до выяснения вопроса будет закрыта на два замка: один от сельсовета, а другой от верующих, и запечатана печатями. Присутствующие, услышав это сообщение, заволновались, и тогда староста, выйдя на амвон, сказал: "Братья и сестры, простите меня, меня вчера арестовали. Вы слышали - церковь отбирают. Прощайте, простите меня". В церкви поднялся крик: "Старосту не отдадим и церковь не отдадим". Женщины окружили старосту и ухватили его за пояс, и милиционер тогда заявил: "Мы церковь не отбираем и старосту не берем", - и вместе с председателем сельсовета удалился из храма. После их ухода отец Алексий, выйдя на амвон, сказал: "Православные, вы сами были сейчас свидетелями гонений Безбожники и богохульники сейчас хотели закрыть храм, но им не удастся отторгнуть нас от веры Мы должны тверже верить быть готовыми умереть за веру православную. Не допустим хулиганов осквернять храмы. Сейчас везде, где есть колхозы, идет закрытие церквей, богохульники, богоотступники, забравшиеся туда, склоняют верующих на закрытие церкви. Верующий, истинный христианин, никогда не пойдет в коммуну и не согласится с закрытием церкви. Православные, я предлагаю всем верующим, кто свободен, остаться в церкви на ночь Церковь запрем изнутри и никого пускать не будем, пока не убедимся, что от закрытия церкви откажется местная и центральная советская власть. До этого момента мы готовы умереть за веру Христову. Я лично из храма никуда не уйду - умру здесь". 

В начало

Наверх

Наверх

Рассылк@

© 2003-2017 «Иконописная мастерская Екатерины Ильинской».

Все права на данной странице защищены

Звоните:

+7 (495) 642-55-16

+7 (800) 333-00-37

г. Москва, м. Спортивная, ул. Кооперативная, д.4, корп.9, подъезд 2, цокольный этаж.

Пн-Пт: с 9:00 до 20:00 Сб: с 12:00 до 17:00 Вc - Выходной.

Так же по предварительной договорённости мы примем Вас в любое удобное для вас время.

Rambler's Top100